НЕ ОБМАНУТЬСЯ БЫ В НАДЕЖДАХ

31
9 минут
НЕ ОБМАНУТЬСЯ БЫ В НАДЕЖДАХ

Виктор Брацун, эксперт по профессиональным квалификациям НРМЦОК

viktor-gazeta@mail.ru

Сегодня словосочетание «социальное партнерство» у многих работодателей не вызывает никаких эмоций. Это где-то там, в дебрях социальных теорий, или в бюрократических структурах, говорят они. Но в реальном воплощении социальное партнерство имеет взрывоопасную начинку, так как предполагает обязательную процедуру подписания Соглашения работников и работодателей в части социально-трудовых отношений. А они, эти отношения, по своей природе конфликтны. 


«ВСЕГДА ЕСТЬ ВЗАИМНЫЕ ПРЕТЕНЗИИ»

Работодатель хочет иметь высокую прибыль, поменьше тратиться на охрану труда (оптимизация расходов), поменьше отчислять в фонды социального страхования, а работник хочет высокую зарплату, безопасное рабочее место, компенсации от работодателя и гарантированную социальную защиту государства. У обеих сторон (работники – работодатели) в границах этих отношений всегда есть взаимные претензии. Но пока в нашей капиталистической действительности как-то все обходится миром. Здесь надо отдать должное государственным чиновникам: публичную видимость бесконфликтности отношений создают они, так как Соглашение о социальном партнерстве, его содержание и исполнение разрабатывается и отслеживается под бдительным оком государства. Да и зачем власти в этой сфере опасные конфликты? В статье 7 Конституции РФ провозглашается, что «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».
Но многих, очень многих работников и немногих работодателей не удовлетворяет сложившийся уровень социально–трудовых отношений, и все может измениться.

«А ОБЯЗАТЕЛЬСТВА СЕРЬЕЗНЫЕ. И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ТОЖЕ»

В установившемся порядке для достижения и поддержания мира и согласия в области социально-трудовых отношений создаются трехсторонние комиссии по регулированию этих отношений. Создаются они на основании приказа соответствующего органа исполнительной власти на паритетных началах: из представителей работодателей, профсоюзов и органов исполнительной власти. Эти комиссии разрабатывают и принимают Соглашение о социальном партнерстве, где подробно и тщательно прописываются обязательства сторон по всему кругу вопросов, связанных с условиями труда, его оплатой, охраной труда и социальной защитой работников. Соглашение опубликовывается в СМИ. При этом работодатели, не заявившие в течение установленного времени о своем несогласии с опубликованным Соглашением, считаются автоматически присоединившимися к нему. В этом случае, даже не приняв содержание Соглашения и не помышляя о выполнении обязательств, возложенных на них Соглашением, эти работодатели несут, тем не менее, всю полноту ответственности за их выполнение. А обязательства серьезные. И ответственность тоже. (Разумеется, если захотят вспомнить о ней). Главные вопросы соглашения – это условия труда работников с позиций их вредности и безопасности рабочих мест, система оплаты труда, размер и сроки выдачи заработной платы, компенсации за вредность условий труда, продолжительность отпусков, в том числе дополнительных, профилактические медицинские осмотры, средства коллективной и индивидуальной защиты, повышение квалификации и многое другое, что волнует каждого работника и работодателя.

СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО: ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ

Если обратиться к результатам социально–трудовых отношений, имея в виду не количество заседаний и протоколов комиссий, а итоговые данные статистики по Новосибирской области на конец 2019 года, то приходится признать низкую эффективность социального партнерства последних лет. Например, доля рабочих мест с вредными и опасными условиями труда превышает 30% от их общего числа и не снижается, несмотря на введение обязательной специальной оценки условий труда (СОУТ) и возможное для отдельных работодателей повышение тарифов отчисления в фонд социального страхования. Профилактика профзаболеваний сводится к бесплатному лечебно–профилактическому питанию или выдаче молока отдельным категориям работников, занятых во вредных условиях. И хотя эффективность такой меры совсем не очевидна, вернуться к организации эффективной полноценной профилактики профзаболеваний через специализированные поликлиники, как это было раньше (у новосибирских строителей имелась своя поликлиника), вряд ли получится.
Кроме ущерба здоровью, вредные условия труда тянут вниз экономическую эффективность производства, производительность труда, формируют непроизводительные затраты в виде оплаты дополнительных отпусков (для 35 тысяч работников области), досрочного назначения пенсии по старости (для 27,7 тысяч работников), оплаты труда в повышенном размере (для 65 тысяч работников) и т.д.
Номинальная среднемесячная заработная плата в регионе низкая, ниже средней по России (а в строительстве - ниже средней по региону) и выплачивается не всегда вовремя; межотраслевая дифференциация в оплате труда необъяснимо растет в пользу непроизводственных сфер занятости. Так, среднемесячная зарплата работников сферы финансов и страхования превышает более чем вдвое зарплату строителей (71 т.р против 30 т. р.). Оценивая зарплату как вознаграждение за труд по его интегральным показателям - сложности труда, условиям труда, квалификации работника, общественной значимости, объяснить этот феномен можно только произволом руководителей, т. е. отсутствием государственной политики в области заработной платы.
Фактически нет защиты работников от утраты рабочих мест в связи с сокращением производства или банкротством предприятия, что теперь совсем не редкость. Кроме того, национальный проект «Цифровизация экономики» одним из своих результатов будет иметь рост числа удаленных рабочих мест, что обострит вопрос социально-трудовых отношений и потребует обновления трудового законодательства, так как радикально меняются понятия рабочего места, рабочего времени, рабочего коллектива. И так далее…

СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО: ЧТО БУДЕТ ЗАВТРА?

Надо полагать, что отношение работодателей к социальному партнерству вынужденно изменится вследствие того, что вопросы социально-трудовых отношений займут в скором будущем более важное место в повестке дня проблем нашей жизни. Четвертая промышленная революция и цифровизация экономики несут с собой не только благо, но и большие опасности для социального благополучия. В первых рядах - опасность потери большого количества традиционных рабочих мест в связи с внедрением информационных технологий во всех отраслях деятельности и необходимость, в связи с этим, постоянно обучаться другим профессиям и квалификациям, чтобы не остаться без работы. Ожидаемый большой рост числа удаленных рабочих мест (розничная торговля, офисные работники, проектировщики и т. п.) связан с дальнейшей индивидуализацией труда и деформацией понятий рабочего места, рабочего времени, рабочего коллектива. Это неизбежно приведет к деградации коллективных форм организации труда, а значит и самих коллективов – звена, бригады, смены, трудового коллектива предприятия.
Очевидно, в сложившейся ситуации нужна новая концепция социального партнерства, свободная от внутренних противоречий и догм, адекватная приоритетам, зафиксированным в основном законе РФ и документах стратегического развития страны, которая учитывала бы не только весь предшествующий негативный опыт социально–трудовых отношений, но и предложила бы их обновленную модель. Сейчас этим заняты профсоюзы, но, вероятно, их односторонняя заинтересованность не позволит создать концепцию, равно удовлетворяющую все стороны. Более того, нуждается в переосмыслении и сама сущность и правовая база представительства профсоюзов, объединений работодателей и органов исполнительной власти в вопросах социально–трудовых отношений. Наблюдая неустойчивость и высокую динамику рынка труда, активный тренд перехода на удаленные рабочие места и индивидуализацию труда, профсоюзам, по–видимому, придется объединять работников в союзы по их профессиональной, а не отраслевой принадлежности (профсоюз электромонтажников, профсоюз машинистов и операторов строительных машин, профсоюз дорожных рабочих и т.п.). Ныне действующие отраслевые профсоюзы, например, союз работников строительства и промышленности строительных материалов и ему подобные, могли бы стать объединениями этих новых союзов. Учетным тогда будет поименный список таких действительно профессиональных союзов, их число и количество членов в этих союзах, а не число первичных профсоюзных организаций при юридических лицах - работодателях, как это имеет место сегодня. Это открыло бы новые возможности не только для защиты интересов работников перед работодателями и государством, но и создало бы условия для формирования профсоюзами банка данных профессионалов, их занятости, квалификации и возможностей трудоустройства.
Если же профсоюзы не смогут или не захотят реформировать свое взаимодействие с работниками, «привязку» социально–трудовых отношений к новой ситуации в сфере труда в целом возьмет на себя исполнительная власть. И это может быть достигнуто путем внесения изменений и дополнений в трудовое законодательство. Тогда «социальное партнерство» придется втискивать в рамки обновленного законодательства. А каким оно будет – неизвестно. Известно лишь то, что такой алгоритм решения проблем обогатил нас весьма горьким опытом на примере закона об участии в долевом строительстве (214-ФЗ), закона о контрактной системе в сфере госзакупок (44 – ФЗ), закона о саморегулировании (в частности, в строительных организациях), закона о специальной оценке условий труда (426 – ФЗ).

«РАБОТОДАТЕЛЯМ СЛЕДУЕТ ПЕРЕЙТИ ИЗ РЕЖИМА ОЖИДАНИЯ В РЕЖИМ ИНИЦИАТИВ»

Не проще ситуация и у работодателей. Многолетняя практика мирного урегулирования социально-трудовых конфликтов, без обращения в суды и без серьезных последствий для работодателей, сформировала у них мнение, что так будет всегда. Но вряд ли. Уж очень слабо защищаются права работников. Подобно тому как появился «потребительский экстремизм» во взаимоотношениях «застройщик–дольщик» с тяжелыми последствиями для застройщика, может сложиться подобная ситуация и в отношениях «работодатель–работник», с тяжелыми последствиями для работодателей. Сегодня остаются неурегулированными некоторые принципиальные вопросы, на которых зиждется социальное благополучие, в первую очередь – государственная политика в области заработной платы.
Если с внедрением профстандартов упраздняются тарифные и квалификационные разряды, то как может быть действующей методика определения затрат на оплату труда исходя из этих разрядов и тарифных ставок? Насколько правомерно считать базовым расчетным показателем при определении этих затрат среднюю сложившуюся начисленную заработную плату по экономике региона в целом? И как тогда быть с принципом «равная оплата за одинаковый труд»? Ведь в соседних регионах эта средняя зарплата может существенно различаться. И к чему это может привести? Как, и исходя из чего, ограничить межотраслевую дифференциацию в оплате труда – эти и многие другие вопросы нуждаются в корректировке правового регулирования оплаты труда.
Чтобы работодателям не сожалеть в дальнейшем, что в очередной раз на федеральном уровне может быть принят нормативный правовой акт, не согласующийся с их интересами, работодателям следует перейти из режима ожидания в режим активных инициатив. Для строителей это особенно актуально. В условиях низкой рентабельности строительного производства, перманентного реформирования ценообразования, постоянных сложностей с финансированием строительства, кредитованием и расчетами за выполненные работы, вопросы социально-трудовых отношений отошли на второй план. Но опасно забывать о них. Все, что создается – создается трудом, то есть людьми. Значит, вопросы социально-трудовых отношений – вопросы первого плана, и об этом надо помнить. Иначе забывчивость дорого обойдется.